Бессвязность (инкогеррентность) мышления выражается в потере способности образования ассоциаций. Мышление становится фрагментарным отдельные восприятия, образы, понятия не связываются между собой. Невозможно образование даже наиболее простых, механических ассоциаций по сходству и смежности во времени и пространстве. Грубо нарушена целенаправленность мышления. Больной утрачивает мыслительную задачу, его мышление не отражает окружающую действительность.

Бессвязность мышления приводит к грубым нарушениям восприятия. Новые впечатления не ассоциируются с прежними. В связи с этим больной не узнает знакомые лица, известную уже ему обстановку. Он не осмысливает происходящее вокруг, полностью дезориентирован во времени, в пространстве и при значительной выраженности аментивно-нарушенного сознания — в собственной личности.

Лицо больного выражает растерянность, недоумение. Расстройства мышления проявляются в случайном, хаотическом возникновении образов и представлений, не подвергающихся целенаправленной интеллектуальной переработке. В связи с этим возникают аморфные, нестойкие, несистематизированные обманы восприятия и бредовые переживания.

Бессвязность мышления находит отражение в речи больных, состоящей из отдельных обрывков воспоминаний прошлого, между которыми невозможно установить какую-либо связь. Характерен случайный, хаотический набор слов, не связанных ни в смысловом, ни в грамматическом отношении. Фразы построены неправильно, речь больных состоит главным образом из фрагментов предложений.

Как отметил С. Wernicke (1906), больные с бессвязным мышлением могут выполнять отдельные несложные приказания (протянуть руку, показать язык, назвать себя), однако не могут определить время по часам; правильно перечисляя монеты, не могут назвать сумму.

Характерна резкая истощаемость психических процессов, правильно начатое действие не доводится до конца. Инкогеррентность может проявляться не только в мышлении и речи, но и в рассогласовании двигательных актов и относительно сложных навыков с выраженными расстройствами идеаторного и моторного праксиса.

Бессвязность мышления наблюдается при острых экзогенных психозах. Относительно более легкая ее степень бывает при углублении астении и усилении характерной для нее непоследовательности суждений. При неблагоприятном течении заболевания бессвязность мышления усугубляется по мере перехода от астении к аментивному состоянию. Однако аменция может возникнуть и остро, чаще всего это наблюдается при экзогенной вредности большой интенсивности, в таких случаях астеническая стадия часто не замечается в силу ее кратковременности и бурного нарастания спутанности. В. П. Осипов (1923), учитывая роль астении в развитии аменции и, соответственно, аментивной спутанности, считал правильным определение этого типа расстройства мышления на всех его этапах как астенической, адинамической ассоциативной атаксии. Термином «астеническая спутанность» пользуется и Ф. И. Случевский (1975), видя сущность этого расстройства в утрате возможности синтеза, охвата ситуации с беспорядочными нарушениями всех сторон и уровней психической деятельности.

Обратное развитие аменции — через астенический симптомокомплекс, без появления признаков органического психосиндрома— рассматривается как признак благоприятного течения экзогенного психоза.

Приводим пример инкогеррентного мышления (запись беседы с больным).

— Как вы себя чувствуете?

— Где Петя… я пошел и спал. А что хотят? И вчера было… все есть…

— Где вы находитесь?

— Находитесь… все тут. Свет потушите. Где жена? Я пошел… Ну и как? Очки потерял. Жена вчера пришел опять ехать. Пошли отсюда…

Все хорошо.

— Назовите сегодняшнее число.

— Число… всегда зима (беседа происходит в жаркий летний день).

— А год сейчас какой?

— Год 1924-й (называет год своего рождения). Сеня был… Шумел-горел пожар московский… Ну и ладно было так… Где галстук?..

Бессвязность мышления здесь проявляется в грубых нарушениях монолога и диалога. Речь больного утрачивает какую-либо связь с реальной ситуацией. Отдельные ее фрагменты совершенно неадекватны вопросам, задаваемым врачом, между ними часто нельзя уловить даже отдаленную связь.