Данный синдром наиболее характерен для предподросткового, младшего и среднего подросткового возраста, т. е. для 10— 15 лет. В этот период жизни, по нашим данным, почти 80 % острых дебютов шизофрении начинается с описываемого синдрома. У старших подростков он встречается реже.

Было замечено, что острый полиморфный синдром наиболее характерен для приступообразной шизофрении —«полиморфные приступы» [Вроно М. Ш., 1971; Мамцева В. Н., 1979]. «Полиморфные шубы» были описаны также у детей, но как одна из тяжелых форм шизофрении [Кулагина И. О., 1970]. У взрослых сходная картина отмечена в случаях, занимающих как бы промежуточное положение между приступообразно-прогредиентной шизофренией и шизоаффективными психозами — подобные случаи были названы «полиморфной шизофренией» [Концевой В. А. 1965].

В американской систематике психических расстройств DSM-1II (1980) выделено особое «шизофреноформное расстройство», длительность которого ограничивается сроком от 2 нед до 6 мес. Начало его острое, болезнь часто завершается «полным возвращением к исходному уровню социального функционирования», а клиническая картина на высоте заболевания характеризуется бурными эмоциональными нарушениями (emotional turmoil), страхом, растерянностью. Могут встречаться все симптомы, известные при шизофрении, включая разнообразный нелепый бред, слуховые галлюцинации, бессвязность мышления, неадекватные аффекты, отдельные кататонические явления и др., но каждый из этих симптомов не удерживается надолго. Подобная картина весьма сходна с описываемым острым полиморфным синдромом.

Острое начало шизофрении с очерченного галлюцинаторно-параноидного, депрессивно-параноидного, кататонического или гебефренического синдрома характерно для старшего подросткового возраста и для взрослых. В младшем и среднем подростковом возрасте острый приступ, очевидно, сопровождается большей степенью инкогерентности, что препятствует формированию системного психотического расстройства с явным преобладанием бреда и галлюцинаций или аффективных, или кататоно-гебефренических симптомов. Инкогерентность проявляется, в частности, в том, что острый полиморфный синдром включает в беспорядочном смешении отдельные симптомы всех этих расстройств сразу. Эти особенности некоторых острых психотических состояний были обозначены как «синдромальная незавершенность» [Наджаров Р. А., 1972].

Продромальный период лишь в некоторых случаях предшествует острому полиморфному синдрому. В течение некоторых дней ощущается своеобразный душевный дискомфорт («не по себе»); заметны плохое настроение, раздражительность, иногда бывают головные боли, у младших — плаксивость, беспокойный сон.

Психоз обычно развертывается за 2—3 дня. На фоне бессонницы появляются немотивированное беспокойство, беспричинная тревога, приступы страха. Подростки сами не могут объяснить, чего они боятся («витальный страх») или говорят о страхе смерти, страхе сойти с ума. В дальнейшем тревога и страх могут чередоваться то с эйфорической экзальтацией, взвинченностью, то с унынием, слезами и жалобными причитаниями, то с растерянностью, недоумением по поводу происходящего вокруг, то, наконец, с моментами крайнего изнеможения, безграничной усталости, неспособности двигаться и вести беседу.

Элементарная формальная ориентировка во времени и месте, как правило, сохраняется: правильно называются год, месяц, место пребывания; больные знают, что находятся в больнице. Однако действительная способность ориентироваться в окружающем всегда в какой-то степени страдает. Путают последовательность событий предшествующих дней, плохо осваиваются в новом помещении, почти не знают соседей по палате, хотя много дней пробыли вместе. Встречается симптом «двойной ориентировки» (сразу «в больнице» и «в лагере»). Может нарушаться чувство времени, когда прошедшие 3—4 дня кажутся неделями, а, наоборот, продолжительный срок воспринимается как несколько дней.

Галлюцинации бывают отрывочными, эпизодическими, обычно слуховыми в виде окликов по имени или голосов, отдающих больному приказы или комментирующих его поведение.

Возможно все разнообразие психических автоматизмов и псевдогаллюцинаций — от ощущения «сделанных кем-то мыслей» до голосов внутри головы, но они также возникают на короткие моменты. Зрительные галлюцинации появляются редко и их трудно отличить от бредовых иллюзий и грезоподобных фантазий. Встречаются зрительные псевдогаллюцинации («кино внутри головы», «картины и фигуры в голове»). Обонятельные галлюцинации возникают реже слуховых, они могут отличаться необычностью ощущаемых запахов («пахнет радиоактивной пылью») или нелепостью их словесных обозначений.

Бредовые высказывания не складываются в определенную систему, одно сменяет другое. Наиболее часто звучат отрывочные идеи преследования, отношения, воздействия, инсценировки, но могут встречаться все виды бреда — от метаморфозы («превратился в робота») до жестокого обращения, от самообвинения до нелепого величия. Бред может легко быть спровоцирован ситуацией. Когда у больного берут кровь на анализ, он заявляет, что его убьют, выпустив из него всю кровь. Попавшееся на глаза вентиляционное отверстие на стене наводит на мысль о подсматривающих телевизионных устройствах; идущий за окном по улице милиционер указывает на то, что больного арестуют, и т; п. Впоследствии эти высказывания легко забываются, больные могут отрицать, что когда-либо говорили что-нибудь подобное.

Бред инсценировки особенно часто встречается при остром полиморфном синдроме в подростковом возрасте. В его основе лежат дереализационные переживания, ощущение того, что все вокруг как-то странно и необычно. Больному кажется, что вокруг будто специально для него разыгрывается какой-то спектакль, персонал «переоделся во врачей и сестер», другие подростки притворяются больными, сама же больница не то тюрьма, не то школа, где готовят разведчиков, не то какой-то лагерь, где ставят опыты над людьми. Окружающая обстановка кажется при этом какой-то ненастоящей, поддельной.

Онейроидные эпизоды могут быть продолжением бреда инсценировки. Больной погружается в грезоподобные фантазии, во время которых как бы отключается от окружающего, и вступить с ним в контакт в эти моменты бывает очень трудно.

Символическое толкование обыденных слов и действий других лиц также бывает нередким симптомом. Сказанное посторонними между собой подросток относит к себе и превратно, иногда нелепо, перетолковывает. В обычных поступках окружающих видятся особые намеки и сигналы. Например, подростку в палате отвели койку в углу — он это воспринял как намек, что его «жизнь загнана в угол», т. е. зашла в тупик.

Деперсонализационные переживания могут дополнять дереализационные. Больные довольно редко рассказывают о них по своей инициативе. Обычно они выясняются при целенаправленном расспросе. Деперсонализация сводится к необычному ощущению изменения самого себя, которое трудно объяснить словами, или отдельных частей тела (рук, ног, лица, гениталий). Во время беседы больные иногда подолгу разглядывают кисти своих рук, вращая их перед собой.

Отдельные кататонические и даже гебефренические симптомы также могут быть представлены при остром полиморфном синдроме. Порой совершаются нелепые импульсивные действия. Например, подросток в присутствии посторонних снял с ноги ботинок и помочился в него. Другой подросток неожиданно снял куртку и брюки, вывернул их на левую сторону и снова надел. Возможны импульсивная агрессия и аутоагрессия, внезапные суицидные попытки. Причину своих поступков в таких случаях объяснить не могут.

Причудливые позы, нелепые гримасы, манерное поведение, патетические интонации речи, склонность к примитивному рифмованию могут перемежаться с короткими моментами, когда больной вдруг смолкает, не отвечает на вопросы и даже застывает в необычной позе.

Речь больных, касается ли это высказываний по собственной, инициативе или когда их просят рассказать о чем-либо, отличается, несобранностью, путанностью, витиеватыми оборотами. Иногда обнаруживается склонность к резонерству, могут проскальзывать «ответы мимо».

Соматические изменения при остром полиморфном синдроме представляют в смягченном виде картину тех нарушений, которые были описаны при аментивном синдроме и астенической спутанности. Лихорадочный вид при субфебрильной или нормальной температуре тела бывает лишь в первые дни.

При лечении психотропными средствами острый полиморфный синдром, если он возник впервые, приблизительно в половине случаев завершается ремиссией — полной или удовлетворительной. В других случаях его сменяют параноидные, апатоабулические или реже гебефренокататонические расстройства. Еще реже острый полиморфный синдром предшествует более глубоким ин-когерентным расстройствам — астенической спутанности, аментивному и острому гипертоксическому синдромам.