Данный синдром был описан при инфекционных психозах у подростков [Исаев Д. Н., Александрова Н. В., 1983].

При шизофрении с этим синдромом приходится сталкиваться, когда приступ был спровоцирован каким-либо инфекционным заболеванием, особенно если оно сопровождалось лихорадкой.

Для астенической спутанности характерны растерянность, затруднение понимания происходящего; вокруг и выраженная истощаемость — утомление быстро наступает при малейшем психическом, напряжении.

Формальная ориентировка может сохраняться. Больные верно называют год и месяц, время года, иногда даже число и день недели, однако они начинают путаться, когда нужно расставить во времени последние события, плохо узнают персонал, долго не могут запомнить своего лечащего врача, соседей по палате, принимают их за прежних знакомых (симптом ложного узнавания) или повторяют, что они похожи на кого-либо, ранее виденного.

На лице часто выражение растерянности, недоумения или крайнего изнеможения. Могут быть отрывочные, нестойкие бредовые идеи. Больной вскоре сам забывает о том, что говорил. Бредовые высказывания часто бывают спровоцированы ситуацией: во время драки соседних подростков больной в страхе заявляет, что его хотят убить; во время инъекции —- что его отравляют; во время физиотерапевтических процедур — что на него действуют радиоактивными лучами или лазером и т. п.

Галлюцинации и психические автоматизмы, если и появляются, то также в виде эпизодических феноменов. О них приходится судить по отдельным спонтанным репликам больных. Если же их специально об этом расспрашивать, то обычно подростки отрицают подобные переживания или не могут понять, о чем идет речь.

Для данного синдрома особенно характерна истощаемость, которая проявляется в ходе обычной беседы с больным.

Соматическое состояние обычно определяется той инфекцией, которой был спровоцирован приступ шизофрении. Может быть вид- лихорадящего больного даже при субфебрильной или нормальной температуре тела. Если еще не начато лечение нейролептиками, сон, как правило, беспокойный, иногда в виде коротких периодов, несколько раз за сутки. Аппетит понижен, едят часто с принуждением, приходится кормить с рук, но упорные отказы от пищи не характерны.

По миновании астенической спутанности амнезия бывает парциальной: какие-то периоды и события выпадают из памяти, какие-то сохраняются. Ретроспективно иногда выясняется, что на высоте астенической спутанности были онейроидные состояния.

Дифференциальный диагноз проводится между инфекционной и шизофренической астенической спутанностью. При инфекционном психозе астеническая спутанность отличается теми же особенностями поведения больного, что и инфекционная аменция. Больные адекватно реагируют на заботу со стороны, ищут сочувствия, помощи. Чувствуя доброжелательное отношение, они стремятся к контакту. При шизофрении астеническая спутанность сопровождается напряженностью, неконтактностью, подозрительностью. На фоне растерянности и плохого понимания происходящего вокруг могут случаться нелепые, ничем извне не спровоцированные, бредовые высказывания о гипнотическом или ином сверхъестественном воздействии, жестоком обращении («хотят кастрировать»), открытости для всех собственных мыслей, символическое толкование обыденных поступков и слов окружающих. По отдельным репликам иногда удается узнать о слуховых императивных или обонятельных галлюцинациях, о явлениях психического автоматизма. Сквозь растерянность и тревогу может проскальзывать дурашливая манерность. Содержание высказываний иногда не согласовывается с эмоциональными проявлениями в этот момент — интонацией голоса, мимикой, жестами.

Указанные отличия в период острого психотического состояния не всегда отчетливо выступают, поэтому диагноз становится более ясным по миновании астенической спутанности. Если она сменяется параноидным или гебефренокататоническим синдромом, то очевиден шизофренический генез психоза. Инфекционная астеническая спутанность переходит в астенический синдром с, полностью прояснившимся сознанием. Тогда дальнейший прогноз бывает благоприятным.

Однако после инфекционной астенической спутанности на некоторое время может сохраниться резидуальный бред. Какие-либо прежние болезненные переживания долго не могут подвергнуться критической переработке, подросток все еще верит, что «так и было». Но, в отличие от параноидного синдрома, никакой новой бредовой продукции не возникает, да и сохранившаяся бредовая оценка прежних событий никак не сказывается на поведении. С другой стороны, острый приступ шизофрении с картиной астенической спутанности может закончиться полной ремиссией.

В настоящее время спровоцированные инфекционным заболеванием острые дебюты шизофрении в подростковом возрасте встречаются значительно чаще, чем инфекционная астеническая спутанность.