Этот синдром раньше считался характерным для психозов экзогенных, в особенности инфекционных [Чистович А. С., 1955; Трауготт Н. Н., 1956]. Его картина при остром начале шизофрении у взрослых была описана О. В. Кербиковым (1949).

В настоящее время данный синдром встречается крайне редко: по нашим данным, менее чем у 0,5 % подростков, заболевших шизофренией и шизоаффективными психозами. Возможно, это связано с тем, что прежде аментивный синдром возникал при шизофрении, когда острый приступ был спровоцирован экзогенными факторами, в особенности тяжелой инфекцией. С появлением активных антибактериальных препаратов течение инфекционных заболеваний стало более легким. Считалось также, что аменция — это реакция на экзогенную вредность мозга, ослабленного физическим истощением организма, авитаминозом, крайним перенапряжением и т. п. [Осипов В. П., 1931]. Поэтому аментивный синдром относительно часто встречался у истощенных и ослабленных детей и подростков в военные и послевоенные годы [Сухарева Г. Е., 1955]. Наконец, исчезновение данного синдрома совпало с появлением нейролептиков. В нашей стране аментивный синдром стал казуистической редкостью с середины 50-х годов, когда было начато применение аминазина. Нейролептики вводят с первых дней и даже первых часов острого психоза — это может сменять более тяжелое инкогерентное расстройство (аментивный синдром) на менее глубокое (астеническая спутанность, острый полиморфный синдром).

Проявления аментивного синдрома в подростковом возрасте существенно не отличаются от описанных у взрослых.

Его картина развертывается на протяжении нескольких дней. Продромальный период проявляется тревогой, беспокойным сном, плохим самочувствием. Далее нарастает растерянность, случаются субступорозные эпизоды. В некоторых случаях психоз развивается со стремительной быстротой — за несколько часов. Обычно это совпадает с соматическим заболеванием, сопровождающимся лихорадкой (грипп, ангина), переохлаждением (купание в холодной воде) или перегреванием (многочасовое загорание на солнце с непокрытой головой).

На высоте психоза больные беспокойны. С выражением тревоги или страха, а чаще растерянности и недоумения на лице они куда-то стремятся или топчутся на месте. Они не узнают знакомых и даже близких, и, наоборот, неизвестных им людей принимают за родных или знакомых (симптом ложного узнавания). В окружающей обстановке больные не ориентированы: не понимают, где они находятся, в палате не могут найти свою постель, неспособны пройти в туалет. Резко нарушается ориентировка во времени. Больные не только не могут назвать число, день недели, месяц, даже год, но в тяжелых случаях не могут отличить утро и вечер.

Речь малосвязна и отрывочна. На все обращенные к ним вопросы либо не отвечают вовсе, либо приходится слышать ответ «не знаю». По отдельным репликам можно заподозрить отрывочные бредовые идеи преследования, отношения, воздействия, самообвинения. По поведению иногда можно судить об эпизодических галлюцинациях: временами больные к чему-то прислушиваются, присматриваются, принюхиваются.

В контакт с больным удается вступить не всегда, а если удается, То с большим трудом. Они отвечают лишь на один-два самых простых вопроса и умолкают. Двигательное беспокойство может чередоваться с застыванием в одной позе на продолжительное время.

При неврологическом осмотре обычно отмечаются расширение зрачков, повышение сухожильных и ослабление кожных рефлексов. Сердцебиения учащены. Иногда имеется лихорадочный вид при нормальной или субфебрильной температуре тела.

При лечении нейролептиками, особенно аминазином, аментивный синдром постепенно сглаживается и сменяется острым полиморфным или острым параноидным синдромом. Иногда также постепенно формируется ремиссия астенического типа.

Дифференциальный диагноз проводится с аментивным синдромом при инфекционных психозах. Как указывалось, в настоящее время этот синдром как следствие инфекционных заболеваний представляет большую редкость. Из прежних описаний известно, что при инфекционной аменции у подростков выражена изменчивость эмоционального фона [Сухарева Г. Е., 1955]. Страх и тревога, растерянность и недоумение, веселая улыбка и смех часто сменяли друг друга. Кроме того, несмотря на нарушенное сознание, сохранялось стремление к контакту. Подросток ищет защиты и успокоения, адекватно реагирует на доброжелательный тон собеседника, склонен к послушанию. При шизофренической аменции могут проскальзывать отрывочные бредовые идеи воздействия, на фоне растерянности и тревоги — эпизоды нелепой дурашливости; больные, часто недоступны, проявляют немотивированный негативизм. Тем не менее, когда психоз развивается на фоне инфекционного заболевания, диагноз становится более очевидным, если аментивный синдром сменяется другим. При инфекционных психозах за ним следовала астения. При шизофрении вслед за аментивным синдромом развертывается острый полиморфный или параноидный, реже — кататоно-гебефренический синдром. Полная ремиссия может быть также после аментивного синдрома при шизофрении.