Если подобное расстройство развивается впервые и ранее еще не было отчетливых депрессивных или маниакальных состояний, то оно, как правило, не диагностируется. Депрессия, как основа возникших нарушений поведения, окружающими не улавливается, да и сам подросток не предъявляет никаких депрессивных жалоб. О бывших ранее делинквентных эквивалентах узнают из анамнеза. Их распознают, когда они возникают на фоне интермиссий после перенесенных депрессивных или маниакальных фаз.

Связь некоторых случаев делинквентности у подростков с депрессией была замечена давно [Kaufman I., Heims L, 1958; Burks H., Harrison S., 1962; Toolan J., 1962, 1971]. Но приведенные описания, скорее, относились к затяжным реактивным депрессиям. Делинквентный эквивалент возможен также при эндогенных психозах [Личко А. Е., 1979]. Подобные картины нарушений впоследствии стали обозначать также психопатоподобным эквивалентом [Сосюкало О. Д. и др., 1983] или психопатоподобным вариантом депрессии [Ковалев В. В., 1985], мотивируя, что термин «делинквентный» является социальным, а не клиническим. Однако термин «психопатоподобный» неясен: какому типу психопатии эти нарушения подобны. Некоторым типам психопатий (сенситивной, психастенической) делинквентность совсем не свойственна. При эквиваленте депрессии она бывает транзиторной, и дифференциальный диагноз приходится проводить не с психопатиями, а с делинквентным поведением, не связанным с психическим расстройством.

Делинквентный эквивалент проявляется внезапно наступившими нарушениями поведения, ранее подростку не свойственными. Он становится угрюмым и озлобленным, его мрачный вид сохраняется и в компании сверстников. Грубит старшим без всякого повода, особенно родным я учителям, непослушен, действует всем наперекор, причем понимая, что в ущерб себе. Занятия оказываются заброшенными. Подросток прогуливает, слоняется без дела и в конце-концов оказывается в асоциальной компании, но и там не находит успокоения. Возможно участие в правонарушениях, даже серьезных, с агрессией в отношении жертвы. Возникает интерес к алкоголю (но опьянение обычно не дает эйфории) или к иным дурманящим средствам.

Несмотря на мрачный вид, подростки нередко категорически отрицают угнетенное настроение, наличие неприятностей, трудностей, мысли о собственной неполноценности, ненужности. Хотя в глубине души подобные думы таятся, но. выявляются они в редких случаях либо случайно вырвавшимися фразами, либо бурной эмоциональной реакцией при установившемся доверительном контакте, но чаще только особенностями поведения. Подросток ведет себя так, как будто ищет наказания, лезет на рожон, чтобы быть избитым, и т. п. «Пусть накажут!», «Пусть уволят!», «Пусть изобьют!» — можно услышать в ответ на просьбу объяснить поступки.

В общении с врачом подростки бывают насторожены, неприветливы, переживаний не раскрывают. Больными себя не считают. Настроение характеризуют как «обычное». Впрочем, депрессия, как правило, не замечается и родными, которые все приписывают возрасту, упрямству, непослушанию, влиянию дурных компаний. Необычность делинквентности, скорее, замечается теми, кто часто имеет дело с трудными подростками — воспитателями, инспекторами по делам несовершеннолетних.

Делинквентный эквивалент чаще всего длится несколько недель. Затем подросток порывает с прежней компанией, возвращается к учебе, становится более покладистым. Иногда вслед за делинквентным эквивалентом депрессии следует гипоманиакальная фаза. Но в некоторых случаях делинквентные эквиваленты могут затягиваться в силу действия психогенных факторов. Среди них можно увидеть как бы два порочных круга. Затаенное представление о себе как о «плохом» толкает на проступки, а содеянное убеждает подростка, что он действительно плохой, гнетет угрозой предстоящих наказаний. Грубость, непослушание, озлобленность, агрессия отдаляют от близких, а это усиливает чувство одиночества, оторванности, неприкаянности, что, в свою очередь, еще более озлобляет. В таких затяжных случаях делинквентный эквивалент напоминает по своему генезу развитие эндореактивной депрессии [Weitbrecht H., 1947].

Дифференциальный диагноз облегчается, когда у данного подростка уже наблюдались ранее отчетливые депрессивные или маниакальные состояния. Если же со внезапно возникшим делинквентным поведением сталкиваются впервые, то распознать за ними депрессивную основу бывает нелегко. Окончательное суждение приходится откладывать до появления более явных депрессий или маний. Можно заметить лишь, что, в отличие от делинквентного поведения, не связанного с психическим расстройством и обусловленного социально-психологическими факторами, при делинквентном эквиваленте депрессий на всех поступках лежит печать отчаяния. Никакого удовольствия и развлечения от похождений они не получают. Агрессия и словом, и действием обращается и на близких, и на воспитателей, и особенно на благополучных сверстников и легко может смениться аутоагрессией с нанесением себе повреждений и суицидными попытками.