При шизоаффективных психозах астеноапатический тип встречается реже, чем депрессии со страхом и тревогой или параноидная. Астенический компонент бывает выражен слабее, чем апатический.

На протяжении нескольких дней поведение подростка резко меняется. Недавно еще активный, живой и общительный, он превращается в вялого, унылого и бездеятельного домоседа. Ничем не занят, развлечений. не ищет и довольствуется тем, что случайно окажется под рукой: пассивно глядит телевизор без разбора передач, листает первую попавшуюся в руки книгу. Теряется интерес к любым занятиям, даже к тем, которые раньше привлекали.

Учеба оказывается заброшенной, задания — не сделанными. На занятия бросают ходить либо пассивно сидят на уроках.

Отсутствуют положительные эмоции. Ничто не способно обрадовать. Неприятности еще более усиливают апатию и бездеятельность, а обвинения и укоры со стороны вызывают только раздражение и озлобление. Мышление несколько замедленно. Отвечают нехотя, с небольшой задержкой. Сами инициативы в беседе не проявляют.

Жалуются на разбитость, подавленность, скуку, хандру, уныние, потерю ко всему интереса. Замечают трудность сосредоточиться, побороть поток случайных мыслей. Тоски обычно не отмечают. Угнетенное настроение больше проявляется в поведении, интонации голоса, мимике, жестах, чем в жалобах.

Бреда и галлюцинаций при этой форме депрессии не встречается. Даже отчетливых идей самообвинения или самоуничижения не высказывают. Но какая-то настроенность в этом отношении имеется. На упреки в лени и безделье реагируют раздражением. Но сами себя корят за несобранность, неудачи и безделье, хотя при расспросе все это могут отрицать. Если же обвинения со стороны становятся чрезмерными, особенно если подросток оказывается униженным перед сверстниками, то это может повести к попыткам самоубийства. Малоопределенные суицидные мысли, чаще о «нежелании жить», возникают довольно часто, но никаких действий обычно не предпринимается, если не допекают обвинениями со стороны.

Все подростковые поведенческие реакции угнетаются. Особенно подавляется реакция группирования со сверстниками. В компанию к ним не тянет, обычные интересы подростковых групп утрачивают былую привлекательность. Долгого общения не могут поддержать даже с близкими друзьями. Новых знакомств вообще не ищут. Хобби оказываются заброшенными. Каких-либо проявлений сексуального влечения видеть обычно не приходится. Иногда исключение составляет онанизм, который во время депрессии может стать даже более интенсивным.

Аппетит заметно не снижается, но даже любимые блюда теперь не доставляют прежнего удовольствия. Жалоб на бессонницу, как правило, не бывает. Иногда много спят, но сон не освежает, не дает чувства бодрости.

Дифференциальный диагноз необходим с астеноанергическим неврозоподобным синдромом (эндогенной юношеской астенической несостоятельностью Глатцеля—Хубера) и апатоабулическим синдромом. Оба последних развиваются исподволь, астеноапатическая депрессия развертывается на протяжении нескольких дней. Остальные дифференциально-диагностические. критерии даны в табл. 14 (см. стр. 144).