Нам хорошо известно по явлениям периода созревания, а затем из патологии половых желез, гипофиза и щитовидной железы, как тесно связан рост волос с эндокринными моментами. Поэтому можно считать, что развитие волос является особенно тонким реагентом на конституциональные предрасположения.

Что представляет собой нормальное развитие волос взрослого человека? Нелепый вопрос. Мы замечаем, что по степени развития волос выделяются различные типы, которые только тогда можно считать ненормальными, когда волосяной покров достигает чрезмерного развития. Чтобы понять эти типы, следует предпослать некоторые сведения о мужской волосистости. Различают первичную волосистость и терминальную волосистость. Первичная волосистость детского возраста состоит из волос на голове, бровей (и ресниц) и слабовидимого пушка на остальном теле. В период полового созревания появляется терминальный волосяной покров в следующем порядке: волосы на половых органах и под мышками, борода (причем вначале усы), волосы на туловище. Одновременно с этими процессами происходит превращение пушка конечностей в более плотные терминальные волосы, причем на ногах сильнее и раньше, чем на руках.

Из этих групп терминальной волосистости наиболее ранние по времени являются вместе с тем и наиболее постоянными. Недостаточное развитие волос на половых органах и под мышками мы встречаем в зрелом возрасте очень редко, и тогда оно связано с серьезными расстройствами развития физической и психической сферы, что следует тол ковать как диспластическую ненормальность. Это же касается длительного отсутствия усов и волос на подбородке, между тем как бакенбарды не постоянны у вполне развитых мужчин. Еще больше касается это развития волос на туловище, на котором у здоровых мужчин они или выступают весьма слабо, или образуют покров на всей поверхности. Важно знать их точную локализацию. Мы находим типичный волосяной центр над нижней половиной грудины. Здесь волосы очень редко отсутствуют даже у мужчин со слабым развитием волос. При благоприятных условиях роста вокруг этого центра группируется треугольная волосистая зона на груди. Оба базальных угла треугольника окружают грудные соски, между тем как острый угол сверху почти касается manubrium. При этом распространении рост волос под ложечкой, как правило, сильнее. Отсюда у более волосатых идет мост к верхушке лобковых волос. Спина у большинства мужчин лишь слабо или вовсе не покрыта волосами. Центр роста располагается между лопатками, откуда у более волосатых через дельтовидные мышцы может идти тонкий мостик к центру груди, так что вокруг лопаток и груди ложится волосяное кольцо. Ниже лопаток волосяной покров теряется без резких границ.

Видимая волосистость ног принадлежит к более постоянным признакам, во всяком случае она значительно постояннее, чем волосистость на туловище. Те случаи, когда в зрелом мужском возрасте она отсутствует или лишь слабо намечена, надо причислить к диспластическим ненормальностям. Гораздо изменчивее и в среднем слабее развита волосистость на руках; все-таки полное отсутствие ее должно обратить на себя внимание.

Следовательно, силу трофических импульсов к волосистости у человека определяют не только по количеству и быстроте роста волос, но и по их групповому распределению; при этом лиц с редкой бородой и со слабой растительностью на половых органах следует отнести к группе с весьма пониженной волосистостью, тех, у которых ноги очень слабо покрыты волосами, надо причислить к группе с просто пониженной волосистостью; наоборот, более выраженный волосяной покров вне вышеописанных центров волосистости на туловище, например на боковых частях живота и поясницы, находят преимущественно у людей с очень сильным волосяным покровом.

Этому соответствует тип терминальной волосистости у женщин, который можно рассматривать как ослабление мужского типа, причем постоянные волосяные части у мужчины (половые органы и подмышечные впадины) имеются и у женщин. На местах, более слабо предрасположенных к волосистости, — на верхней губе, подбородке и ногах — часто можно заметить слабые налеты и у женщин, причем известно, что растительность на подбородке появляется после инволюции, между тем туловище и руки, как самые непостоянные области у мужчины, остаются обыкновенно свободными и у женщин. По этой шкале определяется приблизительно степень ненормальной волосистости у женщин.

Время наступления мужской терминальной растительности сильно колеблется, по крайней мере у нашего населения. Только растительность на половых органах и в подмышечных впадинах надо считать законченной к 16—17 годам, между тем как отсутствие растительности на бороде до 22 лет и на туловище до 25 не предполагает чего-то особенного. Одновременно с развитием терминальных волос происходит в общем известная тенденция к обратному развитию первичных волос.

Наконец, надо обратить внимание, особенно в отношении волос на туловище, на атипичную локализацию роста волос вне описанных центров, на их длину, консистенцию и направление роста (прямо стоят или лежат). Как мы увидим, имеет значение и сохранение пушка.

После этих предварительных замечаний мы можем приступить к описанию отдельных типов волосистости, которые обнаруживают ясные взаимоотношения с вышеописанными типами строения тела.

Вначале опишем циркулярных пикников, так как они меньше всего обнаруживают отклонений от только что указанных норм. Нелегко судить о волосах по голове мужчины, поскольку часто они зависят от стрижки и прически. Тем не менее создается впечатление, что и у циркулярных волосы мягки, не очень густы, не щетинисты и не прилизаны, слегка вьются и хорошо расчесываются, когда их много. В моих листах в 26 случаях отмечены мягкие и только в 6 случаях щетинистые волосы. Это, разумеется, субъективная оценка. Пикнические головные волосы не обнаруживают усиленного роста, приближаясь к лицу, скорее они даже несколько отступают; тогда на висках появляется Geheimratzwinkel, тем не менее одинаково часты и горизонтально идущие границы волос на лбу. Склонность к образованию лысины у пикников в среднем несколько больше, чем в шизофренических группах. У шизофреников я отметил лысины у 30 %, у циркулярных приблизительно у 40 %. Характер лысин также весьма различен. Красивая пикническая лысина как бы полирована, кругла, как биллиардным шар. На блестящей поверхности прямо или несколько волнообразно лежат в довольно правильном порядке длинные, нежные вьющиеся волоски. В остальном лысина ясно отграничена от сохранившейся растительности. Она бухтообразно идет от висков или лба к средней части головы или располагается вокруг позвоночной области.

Напротив, лысины, которые часто наблюдаются у шизофреников, своеобразно контрастируют с описанными. Здесь мы находим, например, тип лысины, который производит впечатление изъеденной мышами волосяной поверхности. Лысина не полна, плохо отграничена, полупустые места сменяются сохранившимися низкими, пушистыми группами волос. Поверхность лысины вовсе не блестящая, скорее, матовая и имеет тенденцию к образованию резко очерченных складок, которые в прямом направлении могут пересекать темя и выглядеть издали как ножевые порезы. Затем у шизофреников встречаются совершенно атипичные локализации лысин. Одна из форм, например, захватывает спереди лоб, отделенный от сохранившихся волос прямой поперечной линией, так что возникает впечатление, будто выступ, идущий от углов висков, пересечен прямой линией и удален. Бывают иногда причудливые лысины в центре средней части головы (не сзади, ближе к области позвоночника), в таких случаях спереди, ближе ко лбу, остается узкая полоса или только пушистый пучок волос.

Вернемся к волосяному покрову у циркулярных. Их брови средней величины. Растительность на бороде имеет диагностическое значение, она распределяется довольно равномерно, не отдавая предпочтения какой-нибудь отдельной части, границы ее идут далеко, так что она как бы врастает в лицо и шею. Волоски бороды средней консистенции, скорее мягки и волнообразны. На старых фотографиях из времен моды на длинные бороды можно видеть, что пикники имеют красивые окладистые бороды.

Волосяной покров пикников на половых органах и в подмышечных впадинах имеет характерные особенности. Он очень сильно развит, волосы плотны и столь длинны, что резко выступают из подмышек, а небольшие половые органы почти скрываются в них. Волосяной покров туловища средний и локализуется типично, согласно сделанным в предварительных замечаниях указаниям. Отдельные волоски средней плотности растут, как правило, прямо, завиваясь на кончике. Чрезмерно сильное развитие волос я видел у циркулярных лишь в отдельных случаях, конституциональная чистота которых для меня была не совсем ясна. Слабовыраженное развитие волос на туловище довольно редко. Волосяной покров конечностей у циркулярных в общем средний, развитие терминального волосяного покрова у молодых пикников я нашел скорее запоздавшим, чем преждевременным.

Теперь перейдем к волосяному покрову шизофреников.

У молодых шизофреников до 20 лет, особенно у астенической группы, мы нередко находим чрезмерное развитие первичного волосяного покрова.

0x01 graphic

Рис. 17. Волосы, напоминающие меховую шапку у астенического шизофреника.

Волосы на голове не только очень густы, но распространяются за пределы своих обычных границ Они врастают в затылок лоб и виски, так что бухта в углу висков стирается и на боковых частях последних соединяется более или менее тонким волосяным мостиком с бровями. Брови разрастаются, они очень широки, густы и сливаются также между собой над корнем носа. Так возникает непрерывное кольцо волос, которое венцеобразно окружает лоб замкнутым кругом, идущим от головы к бровям. Тип волосяного покрова, который мы только что описали, с густой растительностью, далеко захватывающий лицо и затылок, можно назвать меховой шапкой. небольшой астенический череп с резко выступающим угловым профилем при ясно очерченной растительности иногда производит впечатление головы курицы. Нередко в разрастании первичного волосяного покрова принимает участие и пушок, особенно в той форме, в которой от краев волос на затылке идут вдоль позвоночного столба ясно видимые полоски пушка, то же самое наблюдается на наружной поверхности рук и груди.

Описанный первичный тип волосистости до известной степени сохраняется только у части шизофреников, если он есть у них первоначально. Тем не менее и у пожилых шизофреников мы довольно часто встречали мостки волос на висках и при сильном развитии бровей сращение их у корня носа (отсюда возникло старое учение о сросшихся бровях как Stigma degenerationis. Слабое слияние бровей при тщательном исследовании весьма часто встречается и у циркулярных. Напротив, грубые сращения бровей между собою и ясное слияние их с волосами на голове у висков я наблюдал у циркулярных лишь в отдельных случаях. Три случая циркулярных с срастанием бровей на висках имели следующую характерную наследственность: случай 1 (ж) — дочь шизофреничка (находилась на излечении); случай 2 (м) брат шизофреник случай 3 (м) — мать шизофреничка.

На голове волосы сильнее выражены и дольше сохраняются у старых шизофреников, чем у циркулярных. Лысины, как уже сказано, у шизофреников встречаются реже, и прежде всего они редко так велики, полны и обычно имеют вышеописанные формы Чаще, чем у циркулярных, отдельные волоски отличаются жесткостью и даже щетинистостью. Они хорошо ложатся, но в них нет мягкости и легкости. Однако у астеничных и гипопластичных шизофреников встречается форма, при которой тонкая и не очень густая растительность плотно и гладко прилегает к коже головы Таким образом, если у шизофреников в общем первичный волосяной покров экстенсивно и интенсивно увеличен и сравнительно дол-го сохраняется, то в отношении терминальных волос мы наблюдаем обратное состояние. Растительность на бороде у большинства шизофреников слабо развита (ср. рис. 7 и 8), она узко отграничена, отсутствует вокруг рта, неравномерно распределена, её значительно больше на подбородке и верхней губе.

Среди 92 подробно в этом плане исследованных шизофреников я нашел 60 со слабой растительностью на бороде, 21 со средней и лишь 11 с сильной. Слабая растительность на бороде встречается у многих астеников, затем у диспластиков, особенно евнухоидной группы, при которой могут быть лишь следы растительности, и у атлетических шизофреников.

Я констатировал на бороде скорее слабую, чем сильную, растительность. Шизофреники с солидными бородами преимущественно принадлежат к двум небольшим группам строения тела. Среди атлетиков это неуклюжие, пастозные субъекты со щитовидным очертанием лица и небольшая характерная группа с высоким черепом в форме башни. О них мы будем говорить позже. Здесь растительность на бороде очень эксцессивна и имеет характер щетины.

Волосяной покров половых органов и подмышечных впадинах у большинства шизофреников — средней степени. Лица с обильным волосяным покровом встречаются довольно редко, напротив, в значительном проценте случаев волосяной покров половых органов и подмышечных впадин слаб и недостаточен — факт, который, как мы выше упомянули, имеет большое биологическое значение Слабый волосяной покров наблюдается, прежде всего у астеников и диспластиков, ближе стоящих к евнухоидной группе. У исследованных подробнее в этом отношении шизофреников я два раза отметил сильную волосистость половых частей, 25 — раз среднюю и 18 — слабую.

Как и следовало ожидать, волосяной покров на туловище шизофреников гораздо слабее (отметки: 8 — сильно, 10 — средне и 29 — слабо). Сильный волосяной покров с нормальным распределением встречается в атлетической группе. Среди большинства астеников со слабо развитыми волосами мы находим интересный тип, когда волосы начинают поздно расти.

Для этого типа характерен довольно интенсивный рост волос на туловище и конечностях в более пожилом возрасте, причем отдельные волосы (в противоположность пикническому типу) коротки, ровны и хорошо прилегают к коже. Волосы на половых органах и в подмышечных впадинах тоже отличаются гладкостью. Такой волосяной покров помимо ног встречается на верхних частях груди и плеч, причем он может охватить их пояском, согласно описанной выше форме. Сильный рост волос между лопатками у астенических фтизиков нередко наблюдался интернистами и отчасти рассматривался как стигмат. Мне, кроме того, кажется, что астенический поздний рост волос на груди имеет тенденцию локализоваться несколько выше, достигает надгортанной ямки, а нижние части грудины оставляет свободными. Однако мой материал еще недостаточен для правильного решения этого вопроса.

Волосистость ногу шизофреников большей частью выражена слабо и только в редких случаях очень сильно.

У женщин рост волос имеет значительно меньшее диагностическое значение, во-первых, вследствие его пространственной ограниченности, а во-вторых, потому, что более точное исследование наталкивается часто на внешние трудности. Первичная волосистость, по-видимому, такая же, как и у мужского типа: у циркулярных женщин средний и даже слабый рост волос на голове, у шизофреничек нередко тенденция к зарастанию и затушевыванию височных углов. Отдельные волоски у шизофреничек жестки, длинны и пышны, подобно конской гриве, однако у некоторых астеничек и диспластичек коротки, как у детей, шелковисты и тонки.

Брови, аксилярная и генитальная волосистость у женщин в общем так же развиты, как у мужчин. В отношении растительности на подбородке, туловище и конечностях я не нашел у женщин никаких различий между циркулярными и шизофреничками; при этом мы не касаемся описанных уже у молодых людей шизофренических гипертрофии пушка. Иногда мы встречаем слабый намек на бороду, несколько отдельных волосков на грудных железах и более сильный волосяной покров на ногах.